Тепличное растление

13.02.2007

Тепличное растление
«Женитьба Белугина» в «Табакерке»

Вслед за развеселым «Бальзаминовым» в «Сатириконе» свою премьеру по комедии Островского выпустил Театр-студия Олега Табакова. «Женитьбу Белугина» в версии Сергея Пускепалиса посмотрела АЛЛА Ъ-ШЕНДЕРОВА.

Олег Табаков продолжает коллекционировать учеников Петра Фоменко. Несколько лет назад он высмотрел, выпестовал и практически сделал своим замом в «Табакерке» талантливого Миндаугаса Карбаускиса. Теперь пришел черед Сергея Пускепалиса — его старшего сокурсника, последние несколько лет возглавляющего Магнитогорский театр драмы. К нему худрук МХТ и «Табакерки», говорят, присматривался еще в годы его учебы — ходил на его спектакли по прозе Алексея Слаповского. Так или иначе, но попробовать себя на столичных подмостках Сергею Пускепалису довелось только сейчас. Из нескольких названий, предложенных им «Табакерке», выбрали «Женитьбу Белугина». Эту пьесу постановщик считает наименее «островской» из всех пьес классика (была написана в соавторстве с неким В. Я. Соловьевым), а раз менее «островская», значит, меньше штампов и клише подстерегают режиссера и актеров.

Клише в спектакле все-таки есть. Не клише даже, а родимые пятна режиссуры Петра Фоменко, помноженные на родинки актерской школы Олега Табакова. Текст пьесы разобран умно и подробно, иногда кажется, что даже слишком подробно. Актеры буквально купаются в своих ролях, «выныривая» из образа, насмешливо подмигивают залу и моментально погружаются вновь. Не менее подробно обжито крошечное сценическое пространство «Табакерки». Четыре добротные деревянные колонны, вроде бы подпирающие потолок, а на самом деле — пустое пространство над сценой, широкий стол посередине — это гостиная в доме купца Гаврилы Белугина, придуманная художником Эдуардом Гизатуллиным. Полотняный занавес, отделяющий гостиную от остальных покоев, представляет собой схему пожарной эвакуации ткацкой фабрики «Белугин и сын». Занавес мгновенно сменяют белые кисейные шторы — это уже будуар мадам Карминой (Марианна Шульц), дамы с большими запросами, но малыми средствами, и ее дочки Леночки.

В эту знойную Леночку (Лина Миримская) и влюбился Белугин-младший (Евгений Миллер), наследник огромного состояния, готовый кинуть его к ногам избранницы. Отец в гневе переворачивает все вверх дном, лакей с испугу проливает водку, а Андрюша Белугин скупает кондитерскую — будущей невесте захотелось конфет. И не сразу приходит в себя, увидев ее на коленях у соперника.

Играют в «Табакерке» сочно и иронично. Марианна Шульц — классическую маменьку, хохотушку, истеричку с пышным турнюром и остановившимися от испуга глазами («Кель бордель!»), Евгений Миллер — простого парня, помешавшегося от любви. Лина Миримская — смесь набоковской нимфетки с пэтэушницей, в трудную минуту переходящую на плебейский говорок. «Маменька, я па-та… — объясняет она матери, заставшей ее с другим, — …рапилась замуж». Зал выдыхает с облегчением. Непростые переходы роли — любовь к растлевающему ее Агишину (Иван Шибанов), муки совести и прозрение, она играет вполне достоверно, где подводит мастерство — спасает юмор. Так что можно поздравить «Табакерку» с еще одной хорошей актрисой. Да и все ее партнеры на высоте. Кстати, сам Сергей Пускепалис в прошлом тоже был артистом, так что «Женитьба Белугина» — актерский спектакль.

Но во втором действии, когда вся эта сочная игра вдруг приобретает оттенок балагана, когда героиня Миримской всхлипывает и ломает руки а-ля Рената Литвинова, а зритель замирает в предвкушении долгих поцелуев и счастливой развязки, хочется потосковать об условном театре. Об острой сценической форме, о гиперболе и метафоре, гротеске и фантастическом реализме… — да какая разница, о чем еще, если сами эти слова, похоже, скоро будут забыты.

Алла Шендерова, газета «Коммерсант»




Информационная поддержка:
Генеральные радио партнёры:
750670  Яндекс.Метрика